Monday, February 27, 2012

My shadow follows every step I make.
It reads my thoughts and questions my decisions,
It coils around like a graceful snake,
Controls my weakened will and alters vision

My shadow waits for me to slip and fall,
Exhausted from the never ending battle...
I hear in the distance subtle rattle,
The sign that I must run or face the toll.

My shadow... It's a tricky little beast
It knows what's deep and dear, my desires.
It's witnessed me through cold and many fires,
Through famine and through dance, and song, and feast...

I stay - defiant, in the shadow's face,
And cry, forever overcome with guilt,
For I will still destroy what I have built,
But I will not give up the blessed grace
Of love...

(c) 2012

Wednesday, February 22, 2012

Рассказ

Предупреждение -- это всего лишь рассказ, фикция, сочинение, фантазия :-)

===========================================================

She lays in bed all day - puffy eyes, runny nose, pajamas, and all.  It's the type of cold that's neither here nor there but it manages to rob her of the last drop of energy and desire to stay awake.  Sometimes she wakes up and pretends to read.  Her eyes glide over the text, and she keeps flicking back to the Internet or some other distraction.

Bored and tired, she can't help but go through her internal shit list of things that disappoint her.

Panic ensues and sets off a frantic avalanche of thoughts, all of them can be summed up by just a few words: I fucked up again. She feels trapped, looking for fulfillment in fleeting and ephemeral dreams.  She knows she will never be happy.  Even worse, she will never be satisfied. Her heart bleeds, and tears of resignation burn her eyes.  She fucked up, and she is fucked. She can feel her heart go numb.

He walks in on her staring vacantly into the shiny screen of the iPad.  She looks up and smiles. All of a sudden his body rests on hers. Her neck is laced with kisses.  She doesn't feel anything.  In fact, it feels foreign to her.  He likes physical contact, that's his way of reconnecting.  She doesn't think much of it, simply letting him satisfy his need to feel her, know that she is real. She doesn't blame him; she has been barely available, avoiding spending time with him.  He is preoccupied most of the time she is around, and she acts resentful and passive aggressive by not bending to him when he so pleases.

She waits patiently hoping to get back to her reading or whatever she was doing before she became needed.  

He jolts her out of her apathy by putting his hand on her breast and then moving it lower until he reaches her crotch.  She scrambles to remember when was the last time they made love.  She is fairly sure it's been at least a month.  She is tempted to push him off questioning his motifs -- what is there about a sick woman that he finds so urgently irresistible?  Is it his way to assert dominance?  Establish his manhood??  She goes back and forth for a second and decides in favor of sex.  Looking for excuses, telling herself that she has needs, she forgoes her dignity and lets him in her.   

It lasts longer than usual, and she finds herself thinking of someone else...  It is a good place, where she escapes, but her body senses that it wouldn't be the same.  Her body knows... He pushes especially hard and deep, she cringes and exclaims something that he takes for encouragement, and she moans again, in pain.  This definitely brings her back from her daydreaming...  She arches her back, the sheets bunched up in her clenched fists.  Sure sign that she has climaxed.  Convinced, he focuses on his own orgasm thrusting himself into her faster and faster, and she becomes irrelevant.  At that point, she just stays still for him to come.  His last push is so violent that she can't feel anything.  His body envelopes hers in exhaustion, she quietly rolls from under him and stares out of the window.

Numb, empty, still sick... She wonders whether he has managed to impregnate her, and then she cries.

Tuesday, February 14, 2012

This explains everything...

Venuse in House IX

Venus expresses her characteristics through the 9th House values. Love is not a deadlock, but a path which always promises new emotions and affective discoveries. It is probable that you tend to idealise your couple's relationship. Feelings enable you to go beyond your own self. With love, you excel yourself, you escape from reality, and you travel. Your philosophy is based on pleasures, emotions, and the attachments of the heart. Long live newness! It is with exotic flowers, and not with daisies, that you play love me-love me not. Indeed, your affectivity lives on the explorations which always provide new dimensions to your emotional life, as if everything were to be discovered and shared.

Venus Dominant

If Venus is part of your natal chart's planetary dominants, in astrology, you are said to be a Venusian: you are a sensual and emotional person particularly receptive to the natural likes and dislikes aroused by your contact with people. You are prone to frequent instinctive aversions and true passions which are exclusively driven by the feeling of love. The heart has its reasons which Reason knows nothing of... Your balance is based on the richness of your affective life. Without love, the Venusian is resourceless, lost, and deprived of any reason for living. You have an obvious and strong will to charm and to arouse the attachments without which you cannot properly function. Every area of your life is thus marked by your affectivity. The danger is that you may "be taken in" by charm. In such cases, you would prefer to keep your emotions under better control. Thus, hyper-sensitivity has its own inconveniences. Nevertheless, better than anyone else, you know how to play with feelings and attractions. Although you are sometimes caught in the traps of an over sensitive emotionalism, feelings remain your best assets in many circumstances. There is another aspect to the Venusian dominant. According to the Tradition, this planet rules the Arts, and you are endowed with some degree of artistic dispositions, ranging from good to excellent.

(excerpt from my birt chart)

I will put my hand on the spot you held
Nothing will compare to the burn I felt
No words, no sounds, no light, just flesh

I now have my sight on the dream we made
Every day is bleak, everything will fade
No colors, no hopes, no past, just a wish

It is the impossible pulling me apart --
Nothing is the word, never is the start
Only shaky voice, only beating heart









(c) Adele de Lellis

Friday, February 10, 2012

I am so happy this week is over

Столько всего -- уже не выдерживала напряжения. Готова просто быть.
Всем отличных выходных!

Sunday, February 5, 2012

Как в кино

Проснулась она в реальность, где ее трясли за плечи могучие красавцы парамедики. Они же и вынесли ее из дома в машину скорой помощи. А потом сдали в больницу, где менее привлекательный медперсонал заставлял ее есть пасту из активированного угля.

Конечно, на тот момент ей стало отчетливо ясно, что заводить беседы на тему экзистенциальной боли с кем бы то ни было стало опасным, и она тут же придумала историю про то, как по глупой ошибке выпила лекарство.

Потом явился социальный работник, согласившийся с заключением полицейского, приехавшего вместе с парамедиками, что она представляет собой опасность для собственной жизни, и который отправил ее в психиатрическую клинику в соответствии со всеми соответствующими законами - себе она тогда не принадлежала, государство наложило на нее арест на 64 часа, и никто, кроме лечащего психиатра в клинике, не мог ее из-под ареста освободить.

В психиатрическую клинику ее перевезли привязанной к носилкам в очередной машине скорой помощи, правда, в этот раз без сирены. Пока ждали пропуска в приемной, она мило беседовала со своими "лодочниками", и те удивлялись, как же ей так "не повезло" с полицейским. Как только ее впустили, сразу же отправили на предварительный осмотр. Главная медсестра задавала разные вопросы, присматривалась к реакциям и пришла к выводу, что долго там она не задержится, так как ошибся полицейский, решивший, что она была в суицидальном состоянии. Отличная новость - сказала медсестра, - завтра придет доктор и выпишет тебя. Завтра?!!!!! Да, сегодня доктора не будет, он придет завтра во второй половине дня.

Ей выдали бумажный пакет с туалетными принадлежностями и приводили в палату. Ей повезло -- у нее не было соседей по палате. Помимо соседей, в комнате не было тумбочек, крючков на стенах, стаканов, то есть всего того, что можно использовать в понятно каких целях. Она села на кровать и поняла -- вот она, призрачность и относительность свободы. Она себе не принадлежала, за нее решили, она под постоянным наблюдением... После бессонной ночи в скорой помощи ее тянуло в сон, она закрыла глаза и провалилась в события предыдущего вечера, когда все вдруг перестало иметь смысл...  Разбудила ее пациентка, пришедшая позвать на обед. Сомневаясь в реальности происходящего, она, зябнувшая все в той же пижаме, в которой ее увезли из дома, присоединилась к разношерстной компании в обеденном зале.

Первое, что почему-то бросилось в глаза - отсутствие ремней и шнурков. Потом начали проявляться лица -- разные, молодые, взрослые, пожилые... На всех был некий отпечаток, как будто клиника не только отбирала свободу, но и штамповала прибывших своим ярмом. Интересно, подумала она, а у меня тоже есть этот отпечаток? Тогда она еще не знала, что да, таки есть этот отпечаток, и останется он с ней навсегда, просто не в таком очевидном образе.

Дружелюбные пациенты объяснили, что завтрак-обед-ужин заказываются накануне -- из присылаемого меню выбираешь то, что тебе нравится, а вот ей не повезло, потому как у нее не было шанса выбрать заранее, так то придется есть то, что привезут. Не сказать, чтобы еда было невкусной, но ей кусок не лез в горло. Вместе с ними обедала одна из социальных работниц, женщина в возрасте, шумная, смешная, подвижная. Если сесть в сторонке, было видно, как она, как бы шутя, с прибаутками, работает. С каждым поговорит, выудит важное о нынешнем состоянии, расшевелит тех, кто закуклился, развеселит опечалившихся... Шикарная женщина... Назовем ее Сильвией.

Зная, что в клинике появилась новенькая, Сильвия подсела к ней. Завела разговор издалека, расспросила о происхождении, откуда, где, что, аккуратно обходя причину появления в заведении. Внимательно вглядывалась, не торопилась говорить. После десяти минут, удовлетворенная, пересела к сложному старожиле. Сильвия оказалась румынкой, женщина в возрасте, наделенная мудростью и опытом, она была ангелом для пациентов. К ней приходили самые сложные со своими кризисами, она оценивала в две секунды, кто говорит правду, а кто пытается выкрутиться. Сильвия была настроена крайне положительно в тот день -- ее устраивало все, что происходило с ее пациентами, даже если эта новенькая не особенно хотела распространяться о себе.

После обеда было решено выйти "на прогулку". Желающих собрали в кучку, пересчитали и повели по лестнице вниз, до первого этажа, где был выход на патио. Прогулкой назвать это мероприятие было сложно -- патио было огорожено высокой стеной, а сверху нависала сетка. Столы и стулья были намертво прикручены к полу, и за всеми было постоянное наблюдение. Тем не менее, ее со-пациенты искренне радовались и наслаждались свежему воздуху, небу и живым теням. Ее пробрал озноб от того, насколько ей было стыдно за свою испорченность, ведь по ее мнению это не была прогулка, а также от того, что это событие было источником радости для ее "сокамерников".

После "прогулки" было разрешено провести время по желанию, и она ушла в свою палату. Она лежала в кровати, без мыслей или эмоций, когда ей сообщили, что кто-то ей звонит. Удивившись, что есть мир за пределами этого замкнутого пространства, она подошла к телефонному аппарату. Это был ее муж, конечно, у нее есть муж! Нахлынули картинки вчерашней ночи -- вот он идет рядом с носилками, он целует ее руку, когда ее погружает в машину скорой помощи, он просит водителя объяснить маршрут, он не отходит он нее ни на шаг в больнице, кроме как для того, чтобы позвонить в ее офис и объяснить, что она тяжело больна и не придет на работу. Он вместе с ней был на том самом первом осмотре в клинике, и, уходя, он пообещал, что непременно ее оттуда вызволит как можно скорее.

Мир стал приобретать знакомые очертания. У нее есть реальность за пределами этого заведения. Ее любят и ждут. Вернее, ее любят, но ждет ее всего лишь один человек, который знает, где она. Все остальные пребывают в неведении. В любом случае это был якорь, за который можно зацепиться -- у нее есть точка опоры вовне.

Вечером ее обрадовали сюрпризом -- пришел муж. С книгами, ее любимыми ягодами и водой, потому что он знает, что ей непременно нужна вода. У него на глаза наворачивались слезы -- почему она не поделилась?! -- почему не рассказала ему?!! -- чем он ее обидел?!! Она не знала, что сказать в ответ, и просто просила прощения.

На следующий день ее готовили к встрече с лечащим психиатром. Советовали, как себя вести и отвечать на вопросы. Она кивала и сомневалась в своих актерских способностях. Никто не знал, когда эта встреча произойдет, и ей пришлось поучаствовать в нескольких сессиях групповой терапии.

Когда она почувствовала себя частью группы, ее вызвали по громкоговорителю. Удивленная таким вниманием к себе, она пошла в указанный офис. Там ее встретил приветливый пожилой мужчина, лечащий психиатр. Он пробежался глазами по документам в ее фолио, задал несколько вопросов, послушал пульс и спросил, нуждается ли она в психотерапии. Да-да, закивала она, нуждаюсь. Доктор поинтересовался, нужны ли ей медикаменты, она отказалась. На этом встреча закончилась, и ей сообщили, что ее выпускают, об этом уже сообщили ее мужу, и ей можно собрать свои вещи и приготовиться к выписке.
Узнав о том, что ее скоро выпишут, к ней подошла одна из сторожил и посоветовала поблагодарить Сильвию - без ее заключения не выписывают никого.

Сильвия знала, что новенькая долго не задержится, однако ей было важно сказать той кое-что, что не давало ей покоя с тех, пор, как ту привезли в клинику. Улыбаться Сильвия начала, лишь завидев идущую в ее направлении новенькую. Когда та подошла и стала благодарить за хорошую рекомендацию, Сильвия прервала ее и сказала на чистом русском языке -- Девочка, самое главное в жизни -- счастье, и никого не волнует, каким образом это счастье оказывается в твоей жизни. Так ты иди и будь счастлива, и чтобы я твоей ноги не видела ни здесь, ни в каком другом заведении этого типа. Большая Сильвия шумно обняла ее -- как раз, когда охрана пропускала ее мужа.

Уходя, она оглянулась и увидела тот мир другим... Он стал частью ее, не печатью, не ярмом и не тенью, а просто еще одной гранью ее существа.


Wednesday, February 1, 2012

Про больное

У меня есть очень уязвимое место - сильная потребность в ребенке, инстинкт "включился" лет в 28, и до сих пор давит на меня всей своею мощью.

Первый муж детей не хотел принципиально, что стало одной из причин для развода.

Том честно мне сказал, что решится на серьезные со мной отношения (дело было в самом начале нашего романса), только если будет точно знать, что он хочет иметь детей. По разным причинам детей у нас нет, и с каждым днем я чувствую себя менее способной на то, чтобы стать матерью.

И вот с разных сторон приходят вести о том, что то одна, то другая приятельница/подруга/сотрудница ждут ребенка.

Вчера о своей беременности сообщила моя бывшая хорошая подруга, с которой я стала общаться очень редко из-за того, что она все превратила в соревнование между нею и мной. Я за нее искренне рада, поздравила от души. И вот сегодня она мне пишет весь день, во что бы то ни было хочет встретиться после того, как мы не виделись почти год...

Я была рада тому, что наше общение сошло на нет, в наших отношениях было слишком много моментов "мимо", и было много разочарований, что ли... и вдруг она опять появилась... И она беременна... И рвется встретиться... А меня внутренне трясет от одной мысли о встрече, и я не думала, что когда-нибудь это произнесу, я за нее рада на расстоянии, но видеться с ней я совсем не хочу, потому что я не хочу видеть очередную счастливую беременную женщину и уходить оттуда все той же собой, пустой и не знающей, в чем же смысл.